Прогулка по Бремену

Старинный Бремен встречает гостей зеленью парков и умиротворенностью мощеных тихих улочек. Увидев ветряную мельницу на склоне холма, опоясанного ручьем, туристы совершенно забывают о стрессах мегаполисов. А расставленные всюду забавные памятники вроде каменного свинопаса со стадом, замершим на перекрестке, или гигантской чернильницы, подвешенной между окнами, говорят о том, что местные жители любят повеселиться. Недаром осел, пес, кот и петух, известные каждому ребенку, мечтали стать уличными музыкантами именно в Бремене.

Четверка неуловимых

Доблестный рыцарь Роланд с мечом в руке стоит перед ратушей на Маркт-плац (рыночной площади) уже 600 лет. Следит за порядком, олицетворяет справедливость, снисходительно прислушивается к разговорам посетителей летних кафе, рассевшихся под красными и белыми зонтиками перед средневековыми фасадами домов, и улыбается неземной полуулыбкой, которую бременцы окрестили «усмешкой Моны Лизы». Горожане души не чают в Роланде. Они убеждены, что пока пятиметровый колосс (а вместе с балдахином высота памятника аж десять метров) незыблемо возвышается на пьедестале, Бремену ничто не угрожает. Поэтому, как рассказывают гиды, в подвале ратуши спрятана копия статуи — так, на всякий случай.

Самые зоркие туристы (чаще всего дети) замечают, что у ног Роланда лежит чья-то отрубленная голова. Бременцы уверяют, будто это не средство устрашения, а наоборот — своеобразная дань памяти местному калеке, пожертвовавшему свою жизнь ради процветания города. По легенде, вся территория нынешнего городского парка когда-то принадлежала некой графине по имени Эмма. Однажды депутаты от Бремена обратились к ней с нижайшей просьбой выделить часть лугов в пользу вольного города, а то, дескать, горожанам даже скот пасти негде.

Графиня была женщиной добросердечной и согласилась отписать столько земли, сколько сможет обойти один человек за день. В те далекие времена это считалось обыкновенным условием, так что бременцам оставалось только радоваться... если бы не племянник Эммы. Услышав о договоре, молодой человек чуть не умер от жадности: он был наследником бездетной тетушки и на луга имел свои виды. Ему ничего не подозревающая графиня поручила назначить «обходчика» дареных земель. Ну он и назначил — хромого калеку, который едва мог передвигаться. Инвалид собрал последние силы и с Божьей помощью за день обошел по периметру 130 гектаров, после чего упал замертво. А горожане в знак признательности увековечили героя, поместив его портрет в камне у ног Роланда.

Город Бремен знают далеко за пределами Германии благодаря братьям Гримм и их музыкантам. Плюшевые, керамические и стеклянные копии четырех друзей продают в киосках вокруг Марктплац и в магазинчиках на колоритной улице Бондарей (Bottcherstrasse), соединившей площадь с набережной реки Везер. Перед книжным магазином, само собой, тоже расположились яркие пластиковые фигуры: осел, пес, кот и петух верхом друг на друге и с книжками в лапах. Причем осел держит ноты, а пес — самоучитель кошачьего языка. В общем, куда ни глянь — всюду они.

Единственное, что нам никак не удавалось найти, — оригинальный бронзовый монумент четырех музыкантов, который, согласно заверению наших попутчиц, непременно требовалось погладить по четко указанным местам. Мы трижды обогнули площадь, прошли по соседним улочкам, по дороге прослушав карильонный концерт в исполнении фарфоровых колокольчиков, подвешенных на уровне крыш на Bottcherstrasse. Посмотрели даже возле собора Святого Петра, но обнаружили на его ступенях только жутких чудовищ-горгулий, вонзающих зубы в отпетых грешников. Неуловимая четверка как в Везер канула.

Отчаявшись отыскать заветную скульптуру, мы отправились на другой берег в надежде посетить знаменитый пивзавод Beck's, где предлагают замечательные экскурсии с дегустацией. Увы, в этот день завод не работал — удача от нас отвернулась. Несолоно хлебавши, мы вернулись на Марктплац и зашли перекусить в маленькое кафе. Уже расплачиваясь, я догадалась спросить официантку — пышную крепкую девушку в крахмальной юбке, где находится знаменитый памятник. Девица заливисто расхохоталась и махнула рукой в сторонку: "Так вот же он! Вы не первые, кто не увидел!" Примостившись в уголке прямо под ратушной стеной, они стояли акробатической пирамидой, сливаясь с пейзажем. Не знаешь, куда смотреть, — ни за что не заметишь. Поглаживая отполированную до золотого блеска ослиную морду, я почувствовала, что теперь все будет хорошо — удача опять с нами.